... ...
Бизнес предложил поправить проект Путина о сокращении уголовных рисков | Финансовый портал
Вс. Июл 5th, 2020

Финансовый портал

Бизнес, банки, финансы

Бизнес предложил поправить проект Путина о сокращении уголовных рисков

1 мин чтения

В конце года президент Владимир Путин сделал бизнесу подарок – согласился частично освободить предпринимателей от уголовной ответственности за валютные и налоговые нарушения, а также ограничил применение статьи, по которой сотрудников компании можно обвинить в создании преступного сообщества. Но если поправки будут приняты в таком виде, бизнесу они не помогут, предупреждают предприниматели и юристы.

Бизнес уже предложил свой вариант, как изменить президентский законопроект. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) направил документ руководителю администрации президента Антону Вайно, рассказали «Ведомостям» три человека, которые знают о содержании письма и факте его отправки.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и представитель РСПП на запросы не ответили. Правительство законопроект одобрило, сообщил представитель Минфина.

Экспортеры заплатят больше

Риск уголовной ответственности за невозврат валютной выручки (ст. 193) мешает многим предпринимателям начать экспортировать товары, передал через представителя гендиректор Российского экспортного центра Андрей Слепнев. Кто-то успешно работает годами, а из-за недобросовестности контрагента может получить штраф или даже уголовное наказание, согласен руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Путин предлагает сначала выписывать штраф, потом использовать уголовное наказание, а также повысить размер невозврата валютной выручки, который считается крупным, с 9 млн до 100 млн руб., а особо крупным – с 45 млн до 150 млн руб. Но если контрагенты предварительно сговорились нарушить закон, президент предлагает не просто выписывать им штраф (сейчас – до 500 000 руб.), но и лишать их свободы – до пяти лет.

Предпринимателей чаще всего обвиняют именно в сговоре, так что новые правила могут ухудшить положение бизнеса, предупреждает РСПП и предлагает не менять наказание, а также оставить право освободиться от уголовной ответственности для тех, кто впервые получил претензии за невозврат по предварительному сговору, если ущерб возмещен. Последнее Путин предлагает отменить. Нелегальные схемы есть, для них ужесточение справедливо, говорит президент группы «Континент» Станислав Тен, но в экономических преступлениях можно обвинить кого угодно, а особенно это опасно малому и среднему бизнесу.

РСПП предлагает не преследовать и тех, кого обвиняют в выводе валюты через подложные документы, если ущерб был возмещен (ст. 193.1). В 2019 г. Минфин предлагал отменить обе статьи, а их положения сделать квалифицирующим признаком преступлений, связанных с легализацией.

Но против выступили силовики и Центральный банк, рассказывал замминистра финансов Алексей Моисеев. С начала 2020 г. несырьевые экспортеры могут не возвращать выручку, с 2024 г. этим смогут воспользоваться и сырьевые экспортеры.

Налогам нужны доли

Еще одно предложение Путина – повысить сумму налогового долга, за который бизнес рискует сесть в тюрьму. Сейчас больше всего из-за низкой суммы страдает крупный бизнес – для компаний с налогами на миллиарды рублей недоимка в несколько десятков миллионов незаметна, но из-за нее могут завести уголовное дело, указывал советник юрфирмы Bryan Cave Leighton Paisner Александр Ерасов. Кроме того, растет налогооблагаемая база из-за включения в Налоговый кодекс страховых взносов в 2017 г., в 2021 г. в него попадет и несколько неналоговых платежей.

Путин предлагает увеличить налоговую недоимку – до 2,7 млн и 13,5 млн (в особо крупном размере) руб. для людей и до 15 млн и 45 млн руб. для компаний. Сейчас для возбуждения уголовного дела людям достаточно не заплатить 900 000 или 4,5 млн (в особо крупном размере) руб. за три года, если недоимка превышает 10 или 20% всех налоговых платежей соответственно. Компаниям – более 5 млн за три года или 15 млн (в особо крупном размере) руб. при недоимке свыше 25 или 50%. Проект президента такие доли отменяет совсем.

«Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания». Во время выступления  с ежегодным посланием  к Федеральному Собранию  20 февраля 2020 г.

Владимир Путин

президент России

Но отказ от долей приведет к тому, что, даже если компания не выплатила 1% всей суммы, ее должностные лица рискуют попасть в тюрьму, говорится в письме РСПП: лучше отказываться от абсолютных сумм. Если убрать доли, классифицировать компании и оценивать преступления будет сложнее, соглашается Тен.

Смягчение ответственности возможно, только если «процентный подход» будет применяться с новыми порогами долгов, отмечает управляющий партнер Pen & Paper Алексей Добрынин.

Преступная группа – не для всех

Ограничить случаи, когда холдинг признается организованной преступной группой, а его сотрудники – участниками этой группы (ст. 210), поручал сам Путин. Самые громкие дела по такой статье – обвинение владельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова и его брата Магомеда и бывшего министра открытого правительства Михаила Абызова.

По ст. 210 можно до полутора лет держать людей под стражей, рассказывал партнер «Коблев и партнеры» Руслан Коблев, срок следствия по экономическим делам затягивается и бизнес может быть разрушен. По статье можно арестовать все активы компании, отмечала партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Виктория Бурковская.

Президент предлагает указать, что учредители, руководители и работники компании не будут нести ответственность по экономическим преступлениям только из-за того, что они числятся в компании. Исключение – организации, которые заведомо созданы для совершения преступлений.

Перечень нужно расширить, предлагает РСПП: добавить акционеров, которые покупали активы уже после создания компании, органы управления компанией, например членов совета директоров. Структура управления в организациях может быть разнообразной – исчерпывающе описать всех, кто входит в управление, вряд ли возможно, сомневается Добрынин, в таком виде поправки желаемого результата не принесут. Более важная проблема – в «исключении», продолжает он, именно такие лазейки всегда приводят к тому, что следствие неизбежно начинает указывать: «Организация была заведомо создана для совершения преступлений». Применять статью нужно только к тем, кто непосредственно участвует в сделках, заключает контракты, уверен Тен, список всех, кто относится к компании, уточнять не обязательно.

Климат мешает инвестициям

Чиновники давно признали: риск уголовной ответственности мешает бизнесу развиваться, тормозит инвестиции. Добросовестные бизнесмены не должны постоянно испытывать риск уголовного или административного преследования, сказал Путин в послании Федеральному собранию. По статистике, почти половина дел прекращается, не доходя до суда, подчеркивал он, а на один развалившийся бизнес приходится более 100 сотрудников, потерявших работу.

Но у бизнеса не осталось никаких рисков, а только страх, что в случае успеха к тебе придут и все отберут, говорил депутат Госдумы Андрей Макаров. А у силовиков даже при либерализации Уголовного кодекса останутся инструменты давления, уверены юристы и адвокаты. Повышение порогов полезно, но дело может быть возбуждено и по статье, связанной с мошенничеством, указывает Ерасов. А суды не слишком гуманны в отношении валютных споров и ст. 210, предупреждал Зарипов.

Доверие между предпринимателями и правоохранительной системой – одно из ключевых условий роста инвестактивности, признавал бывший министр экономического развития Максим Орешкин (назначен помощником президента). Но пока инвестиции растут медленно – на 0,7% за январь – сентябрь 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *